Жизнь течет размерено, любящий муж, хорошая работа. Неожиданно, в жизнь Алекс врываются письма. Любовные послания от женщины. Алекс считает, что письма адресованы ей и принимается за поиски автора. Поездка в Ниццу полностью меняет ее жизнь.

Автор: Салтовская Елена
Жанр: Фемслеш
Оценка:    10 (15)
Количество страниц: 28

Читать на сайте

— Ты есть будешь?

Какой там есть! Главное, добраться до ванны, спрятаться, погрузиться в теплую, почти горячую воду и войти в интернет.

— Я буду. Но потом.

— Когда потом?

Алекса отмахнулась от мужа. Она целый день ждала 9 часов вечера. Взгляд на часы украдкой. Целых 15 минут. Господи, как же их пережить? Чтобы ничего не рухнуло, чтобы не выдать себя, не сорваться, ни наорать…

Тихо, тихо..

Она прошла в ванную и плеснула в лицо прохладную воду. А из зеркала на нее смотрел совершенно незнакомый человек. Такие блестящие огромные глаза, покрасневшие щеки, припухлые губы.

Руки мелко дрожали. Она схватилась за край ванной, чтобы не упасть. Нужно держать себя в руках. Что же это такое, ты же уже не девочка! Ничего не помогало. Помогало только отсчитывать минуты. Секундная стрелка почти поселилась в ее голове. Тук-тук, тук-тук…

Каждый день, вот уже почти месяц, она читала письма к себе. Они выходили четко в одно и то же время, и были…

Сначала она удивилась. Она нашла их совершенно случайно. Вот так, действительно случайно. Их читал весь офис, их обсуждали в кулуарах, как желтую прессу. Но никто не знал, кому они были адресованы. В письмах не было имен, дат, городов. Они были безымянными и могли предназначаться любой даме.

Она начала читать и вдруг поняла – они адресованы ей, именно ей, Алексе. Она видела в них себя. Сначала она испугалась. Испугалась так, что коленки дрожали, что даже дышать перестала. Она быстро пролистала все страницы, не вчитываясь, выискивая свое имя.

Имени не было. Псевдоним автора был незнаком.

Первое письмо ничего не сказало. То есть вообще ничего. Но ситуация, о которой писал автор, была так близка и знакома до боли, что она снова ее прочувствовала. Сердце забилось быстрее, пот выступил на лбу. Хорошо, что она в ванной, и никто не видит ее реакции!

О, Господи, как медленно тянется время.

В тот момент ей показалось, что автор очень близко. Он наблюдал ее жизнь и анализировал, словно под микроскопом. Каждое ее движение, жест, улыбка и взгляд были описаны так, что она бы она узнавала себя.

Пять минут. Всего пять минут.

Время тянется так долго.

— Может, ты поешь?

Дверь ванной распахнулась. Какого черта! Она не успела спрятать лихорадочный блеск в глазах.

— Что-то случилось?

— Нет. – Грубо, очень грубо. Нельзя так. – Пожалуйста, выйди. – Чуть мягче, но на совсем спокойный тон не хватило сил.

Минута. Можно смотреть.

Руки дрожали, пальцы не попадали по клавиатуре. Что с интернетом? А, черт. Все. Вошла. Публикации нет. Вот-вот, минутка, сейчас будет. Совсем скоро… Да, спят они, что ли эти модераторы?

Есть. «Письма тебе…»

«Ты читаешь это прямо сейчас? Мне иногда кажется, что я пишу в пустоту, и ты просто перестала существовать. Ты есть только в моем воображении. Я придумала тебя… Но нет, я знаю – ты есть. Я люблю смотреть на тебя, когда ты меня не видишь. Тихонько, чтобы не спугнуть. Я ласкаю тебя взглядом, прячась, чтобы никто не увидел.

У тебя потрясающе красивые руки. Тонкие, изящные. Мне нравится смотреть на то, как они мелькают по клавиатуре. Когда ты пишешь, у тебя сосредоточенное лицо, и такоооой взгляд..

Он завораживает. Я жду. Мне хочется, чтобы ты смотрела на меня. Так, как возможно смотришь на того человека, который укладывает тебя спать, который целует по ночам твои сочные, похожие на спелые вишни губы.

Я так хочу прикоснуться к ним. У тебя очень белые зубки. Я почти ощущаю, как ты кусаешь меня за плечо, а ногти впиваются в спину в момент самого сладкого мгновения. Да! Я хочу довести тебя до оргазма! Я даже слышу стон, который возбуждает меня больше, чем все, что я до этого слышала.

Я люблю тебя. И так хочу быть рядом, даже если ты предпочитаешь мужчин в своей постели. Спокойной ночи, душа моя. Встретимся завтра».

Все? И это все? Сегодня всего лишь губы? Иногда автор описывала и другие части тела. Она касалась ее словами, а собственные руки пробегали по телу, заставляя ее дрожать от наслаждения. Странно, но именно это доводило ее до самого сильного оргазма. Не прикосновения, ни чужой взгляд, ни чужие руки. Эти слова ласкали и заставляли сжиматься что-то в районе желудка.

Кто же ты? Как тебя найти? Как тебя увидеть?

Она перечитала письмо в третий раз, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, чтобы вычислить ее имя. Невозможно. Так умело скрываться, не выдать, сегодня тридцатое письмо, и ни в одном даже малюсенькой зацепочки.

Алекс опустила телефон на пол, и нырнула в ванну с головой. Пена окутала ее, вода поглотила полностью, чуть не выйдя за края. Очень горячая, она не согревала, а вызывала мурашки по коже. Или это от письма?

Нужно это прекратить. Нужно перестать читать эти письма, ставшие почти наркотиком. Забыть, выкинуть из головы и вернуться к нормальной, реальной жизни. Если она не может запретить автору писать, значит, она просто перестанет их читать. Вот уже завтра, она не откроет страницу, а спокойно сядет на кухне и с удовольствием поужинает.

Она купит завтра бутылку шампанского или мартини, зажжет свечи, приготовит морепродукты и, вместо того, чтобы бежать в ванную, она устроит романтический ужин. С половинкой. В конце концов, он не заслужила такого отношения. Он заслужила добрую, любящую, заботливую.

Спина резко выгнулась, рука, словно случайно скользнула между ног, снимая напряжение. Тихий стон раздался эхом в комнате. Да, что же это такое! Она, замужняя женщина, она натуралка, в конце концов! Они не могут иметь к ней ни малейшего отношения. А она не может иметь, ну вообще, ни капельки, отношения к ним.

Алекса быстро схватила мочалку, намыливая ее посильнее. Она терла кожу, не мягко, с ожесточением, словно пытаясь снять с себя верхний слой. Стереть то, что не должно было ее волновать, но волновало.

Мочалка прошла по спине, вызывая новый приступ дрожи. Да, что же это такое!

Завтра. Завтра она точно найдет ее. И скажет… Она подумает, что скажет. Чтобы прекратила, не писала, забыла и занялась своими делами и своей личной жизнью. И оставила ее, Алексу, в покое.

Она подумает, как ее найти. И обязательно придумает. И найдет.

Алекса смыла с себя пену. Решение принято, можно действовать. Все это будет завтра.

Завернувшись в полотенце, она вышла из ванной. Сэм сидел за столом, словно туча. А что ты хотела?

— Любимый, не злись. Работа, знаешь ли.

— В 9 вечера?

— Да, мне прислали отчеты, там как всегда…

Сэм поднял грустные глаза. В груди заныло. Она разберется. Завтра. Потом. Но точно разберется. Жизнь не должна слетать с катушек из-за чужого больного воображения.

Глава 1

Офис гудел, словно улей. Каждая пчела торопилась и тащила не ложку меда, а папки с бумагами. Ерунда какая-то. Век компьютеров, вся информация доступна по сети, а мы все еще таскаем бумаги с принтера.

Алекса стояла в очереди к принтеру. Каждое утро одно и то же. На совещание нужны были бумаги, которые потом тупо уходили в корзину. Можно было бросить их на печать еще вчера, но она спешила. Да, черт возьми, она ни о чем не могла думать, кроме этих писем. Вчера автор не постаралась. Письмо было короткое, никакое…

И ради этого, она помчалась домой. А могла бы напечатать еще все вчера и не толпиться в очереди за своими бумагами.

Хорошо, что кофе взяла. Еще бы покурить. Она взглянула на настенные часы. До совещания еще есть время. И, если ее очередь подойдет скоро, то она успеет покурить, и, даже кофе не остынет.

Далекие голоса доносились до ее ушей. Уловив знакомые фразы, она прислушалась.

— Вчера было очень коротко, — в голосе послышалась насмешка.

— Может она исписалась?

— А может быть нет, — задумчиво произнес второй голос.

— Да, ладно! – Не поверил первый. – Она пишет уже целый месяц, и каждый раз ее письма становятся все короче. Похоже, она остыла. Или ей больше не о чем писать.

— Ты не романтик, — усмехнулась вторая.

— Нет, — жестко ответила первая. – Я прагматик. И я считаю, что вместо того, чтобы страдать, нужно что-то делать.

— Не в нашей стране, — тихо произнес второй голос. – Я так понимаю, она ведь ничего не может предложить этой девушке, кроме слов.

— А, может, она уродина? – усмехнулась первая. – И просто боится показаться на глаза!

В груди у Алексы что-то щелкнуло. Первые признаки гнева – это трясущиеся руки, дикий взгляд и задержка дыхания. Она точно знала их и могла контролировать. Тот, кто пишет такое… Она не может быть некрасивой, не может быть уродиной. Странно, но почему она никогда не подумала о том, как может выглядеть человек, который..

— Да, перестань, — усмехнулась вторая.- Ты просто завидуешь ей.

— Чему я должна завидовать? – Независимость в голосе точно подсказала – завидует, еще как! – Я, между прочим, не одинока. У меня есть любимый человек.

— У нее тоже есть. А может она не может сказать этого вслух? Она не может высказать открыто свои чувства, и от этого ей совсем не сладко.

— Тогда, пусть заканчивает. – Жестко ответила первая. – Пьеро, блин. Ненавижу страдания!

Алекса обернулась и внимательно посмотрела на говоривших. Главбух затянулась сигаретой, покрутила ее в руках и выпустила колечки дыма в воздух. Потом потушила сигарету о металлический край пепельницы.

— Ты идешь? Скоро совещание.

Как ни старалась, Алекса не смогла рассмотреть вторую девушку, которая пыталась защищать автора письма. Она потянулась, немного отошла от принтера, и попыталась заглянуть в курилку.

Не видно. Попытка вспомнить, кому принадлежал голос, ничего не дала. Бухгалтерия и юристы – отдельное государство. Они, словно высшая каста. В их святая святых можно войти только по приглашению. Но увидеть, кто сидит за толстыми стенами невозможно. Они знали только кассира и галвбуха, а из юридического отдела – только секретаря, принимающую договора на подпись.

Всех остальных менеджеры могли видеть только в то время, когда они встречались на проходной, в кафе или курилке. Да, и курилки, собственно у них были разные.

Очередь подошла. Алекса быстро выхватила свои документы и помчалась в офис. Надо же! Страданий она не любит! Просто она завидует, что письма адресованы не ей. Вот и бесится.

Алекса вдруг резко остановилась. Мысль, шальная, но такая реальная, отчетливо пронзила мозг. А вдруг ей? Вдруг не Алексе они адресованы. Вдруг ей все почудилось, и к ней, Алексе, эти письма не имеют не малейшего отношения! Вдруг, эта девушка, не только не из их офиса, но и вообще не из их города, не их страны!

Кошки неприятно заскреблись, где то под левой лопаткой. Дыхание резко остановилось, потом возобновилось. Жуть какая. Оказывается, даже подумать о том, что эти письма не тебе, было страшно. Так страшно, что…

***

— Александра, вы меня слышите?

Алекс встрепенулась. Совещание шло полным ходом, а она, погруженная в свои мысли все пропустила.

— Да, да, конечно.

— Тогда, пожалуйста, расскажите нам план развития отдела на месяц.

— Конечно, — Алекс подскочила и, схватив бумаги, которые так и не смогла просмотреть до совещания, вышла из-за стола.

Выходить было неудобно, широченные стулья занимали весь проход, и ей приходилось лавировать. А все ждали. Ждали, пока она пройдет к центральной доске, развесит плакаты, и начнет рассказывать о том, что их отдел начнет развиваться с немыслимой скоростью. И еще, что они придумали нечто, позволяющее выйти на новый этап развития. Или клиента нового нашли.

Ничего такого не было. Не было новых планов, и клиентов не было. Потому что в середине июля все мечтали только о том, как побыстрее свалить в отпуск, и еще о воде и кондиционерах.

И Алекс мечтала. Но говорить придется. Она быстро прикрепила графики к доске и обвела взглядом зал. Где то здесь сидит та, которая пишет эти письма. Но об этом думать нельзя! Никак. От этого бросает в жар, и говорить становится трудно.

Она постаралась не вглядываться в лица, пока произносила заготовленные фразы и отбивалась от колких вопросов. Но не получалось, не получалось, черт побери….

— Я так понимаю, вам реально нечего сказать?

Тон директрисы не предвещал ничего хорошего.

— К сожалению, сегодня действительно нечего. Мы ожидаем ответов от трех клиентов, но все они в отпусках, — устало выдохнула Алекс. – Мы сможем достать их только двумя путями – подождать, пока вернуться или полететь к ним в далекие страны.

— Так в чем загвоздка?

Алекс изумленно взглянула на директрису.

— Простите?

— Если вы можете их достать на пляже, почему вы еще не там?

Зал загудел. Ну да, слетать в Шарм иль Шейх, поваляться на теплом песке и выпить по коктейлю, мечта каждого сидящего в этом зале.

— Ладно, садитесь, — отмахнулась директриса. – Не думаю, что стоит тратить рабочее время всех отделов. Зайдете ко мне после совещания, мы обсудим, что нужно сделать, чтобы вы, — она сделала ударение на этом слове и взглянула в глаза жертве, – наконец вышли из замкнутого круга и хоть что-то сделали для развития фирмы.

Это было обидно и несправедливо. Кровь быстро окрасило лицо в пурпурный, на затылке выступил пот. Черт, ну за что? Ведь на прошлой неделе они взяли огромный, очень интересный проект. И никто, никто спасибо не сказал!

Алекс пробиралась на свое место, стараясь не смотреть на окружающих. Сегодня у шефини было особенно плохое настроение. Ледяной голос, такой же холодный взгляд, резкие интонации. Она ненавидела шефиню, вот честно, всем сердцем. Или боялась?

А чего, собственно боятся? Увольнения? Так Алекс всегда сможет найти себе новую работу. В свои 29 она состоявшийся менеджер по продажам IT услуг. Ее даже переманить пытались, но не вышло. И не потому, что она такой уж патриот. А потому что…

Алекс на секунду зажмурилась. Ей просто не хотелось менять устоявшейся уклад. Здесь все шло по накатанной. Зона комфорта была собственно, очень комфортной. И менять ее..

Алекс взглянула на шефиню, которая внимательно слушала следующего докладчика. Кто его знает, что ее ожидает в кабинете? Возможно, придется все сменить. И жизненный уклад, и работу.

Вот какая возжа ей под хвост попала? А? Она обратила внимание, что шефиня больше не цеплялась ни к кому. Только к ней.

Масла в огонь подлил Крис.

— Я смотрю у вас особая любовь, — тихий шепот на ушко, чтоб никто не услышал.

— И не говори, — так же тихо выдохнула Алекс. И надо же! Почему именно в этот момент, она поймала на себе ледяной серый взгляд! Да, что ж за невезение такое!

— Давайте закончим на сегодня. Все идут по своим рабочим местам. Я надеюсь, что все, что заявлено, будет выполнено в сроки.

Шефиня повернулась к своему столу, давая понять, что совещание окончено. Быстрее, быстрее.. Зал загудел, стулья задвигались, по воздуху пронесся вздох облегчения.

— Она сегодня особенно в ударе. Что это с ней?

Алекс достала сигарету. Перед тем, как войти в кабинет, где еще непонятно, что ее ждало, ей нужно было выдохнуть. Крис услужливо поднес зажигалку. Пластик щелкнул, показалось маленькое пламя и тут же погасло.

— Секунду.

Он что-то покрутил и снова протянул зажигалку. Алекс с наслаждением втянула себя дым и задержала дыхание. Сигарета успокаивала. Или это она придумала? Нужно бросить курить, подумалось на секунду, но она тут же отогнала эту мысль. Как тут бросишь? Когда шефиня нервы трепит, и автор писем тоже.

— Ты не знаешь, — Крис тоже затянулся, — наша Черил замужем?

— Понятия не имею, — Алекс не хотелось думать о шефине совсем. Но не думать не получалось. – А что?

— Не знаю, — пожал плечами Крис. – Мне кажется, что если бы она была не одна, то может быть, была спокойнее бы, что ли.

— А с чего ты взял, что она одна?

Алекс посмотрела на кончик сигареты, покрутила рукой, создавая в воздухе клубы сизого дыма, и понаблюдала, как он рассеивается в полутемном коридоре.

Please rate this

https://blog.content.in.ua/wp-content/uploads/2019/01/BC4_1539850873.jpghttps://blog.content.in.ua/wp-content/uploads/2019/01/BC4_1539850873-150x150.jpgadminВыбрать книгуФэмслэшфемслеш
Жизнь течет размерено, любящий муж, хорошая работа. Неожиданно, в жизнь Алекс врываются письма. Любовные послания от женщины. Алекс считает, что письма адресованы ей и принимается за поиски автора. Поездка в Ниццу полностью меняет ее жизнь. Автор: Салтовская ЕленаЖанр: ФемслешОценка:    10 (15)Количество страниц: 28 Saltovskaya_Elena_Pisma_k_tebeСкачать Читать на сайте - Ты есть будешь? Какой там есть! Главное, добраться...